НАСЛЕДИЕ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ Количество записей в базе: 42 шт.

Свадебные традиции c. Вислая Поляна Тербунского района.

Носители

Район

Тербунский район

Нас. пункт

Ответственная организация

ОБУК ОЦКНТ

Ответственное лицо

Жучкова М. А.

Техники исполнения ОНН

Музыкально-инструментальное искусство.

Тип действия

Сохранение

Формы жанровых направлений ОНН

Техники и технологии, связанные с традиционной хозяйственной и бытовой культурой.

Краткое описание ОНКН           Земли в пределах современного села Вислая Поляна до начала XVII века находились в запустении и первое упоминание о селе как населённом пункте относится к 1675 году. Земли, принадлежащие кусту описываемых сёл, были заселены в XVII –XIX века  и входили первоначально в Землянский уезд Воронежской губернии, просуществовавший с 1727 по 1923 год. После упразднения Землянского уезда  4 января 1923 года его территория вошла в состав Воронежского, Задонского и Нижнедевицкого уездов. С 1923 по 1928 год  земли вислополянской традиции, вероятно, принадлежали Задонскому уезду.  Далее история этих земель неразрывно связана с рождением  30 июля  1928 года  Тербунского района в составе Центрально-Чернозёмной области (ЦЧО). До 1930 года Тербунский район входил  в Елецкий округ.  После разделения ЦЧО  31 декабря 1934 года  Тербунский район вошёл в состав Воронежской области, а 18 января 1935 года – Курской области. С 6 января 1954 года Тербунский район находится в составе Липецкой области.
           Жители считают себя потомками однодворцев и отличают себя от цуканов, живущих в соседних деревнях:  Вершина Новосильского сельсовета,  д. Приклоновка Большеполянского сельсовета, с. Каверино Семилукского района Воронежской области. Как известно, цуканы – барские крестьяне, переселявшиеся их владельцами с центральных и северных губерний Московского государства.  По мнению местных жителей до сих пор сохранилось  отличие  между однодворцами и цуканами в говоре.
           В этнографическом описании  даётся примерный сценарий  свадьбы в его историческом развитии: от  20-х до  50-х годов  XX века. Свадебный обряд относится к обрядам перехода. Впервые обряды перехода открыл в начале XX века (1909 г.) французский учёный-этнограф  Арнольд ван Геннеп, совершив огромный прорыв в области культурологии.
           Поскольку  в  вислополянской свадьбе преобладает  коммуникативно-обменная функция в песнях контактов двух родов  - поезжанских и величальных, то принадлежит она к южнорусскому типу свадьбы-веселья.
           Этнографическое описание свадебного обряда вислополянской традиции.
          Тербунская традиция охватывает русские сёла юго-западного района Липецкой области,  в которой  переплелись стилевые черты воронежских и курских песен.  К вислополянской свадебной традиции принадлежат сёла - Вислая Поляна, Яковлево, Дуброво, Малина Поляна, Большая Поляна, Красная Поляна, Озёрки, Новосильское, д. Островок. Свадьбы в указанной традиции играли осенью после уборки урожая, зимой – мясоедом, на Красную горку. Наиболее благоприятный день для заключения брака считалось 20 января «на ране Крешшенья», этот день здесь назывался «Иван Креститель». По старинным канонам существовал запрет играть свадьбу в субботу. «Ф субботу свадьбы не играли.  У середу и пятницу».  В связи с утратой старинных устоев и обычаев, начиная примерно с 50-х г. XX века свадьбу стали играть в субботу. Современное состояние традиции показывает, что свадьбы играют и летом.
         Свадьба с. Вислая Поляна состоит из этапов: сватовство, сговор, двороглядье, пропой, канун свадьбы, первый день свадьбы (утро первого свадебного дня, венчание, послевенечный пир в доме жениха), второй день в доме невесты, «похмелье», третий день свадьбы, «абнядельки» заключительные обряды (через неделю в доме невесты).  Полноценный возраст для вступления в брак - 18 лет: «раньше с васямнадцати лет атдавали». Как и по всей территории заселения русских, в кусте описываемых сёл, существовал порядок выдачи дочерей по порядку, по старшинству. В старину жених и невеста чаще всего не знали друг друга до свадьбы и в этот важный для обоих момент своей жизни они выполняли волю своих родителей, как правило, отцов. По этому поводу сохранилась припевка, отражающая состояние невесты:
                                                                     Прасватали,
                                                                     Прасгаворили,
                                                                     Ни с ахотаю шла,
                                                                     Приняволили
          Сватовство в Вислой Поляне имело два этапа: предварительный и заключительный (собственно сватовство). Перед тем как состояться сватовству сваха-схадатая предварительно  договаривалась  с невестиными родителями о возможном сватовстве. Получив согласие, через несколько дней она оповещала невестиных родителей о дне и времени сватовства. На роль свахи-схадатаи выбиралась специальная женщина. В с. Вислая Поляна выявлены и другие названия свадебных чинов: сват, крёстный, крёстная, дружок. В вислополянской свадьбе существовала примета, по которой нежелательно было отказываться от первых сватов. Считалось, что именно первые сваты даны самим Господом Богом.
           Заключительный этап сватовства (собственно сватовство). В дом к невесте  приходили несколько человек из рода жениха: сваха-схадатая, отец, мать, золовка (или другая/другой родственник), жених. Сваты несли с собой угощение: хлеб, окорок, спиртное.
Центральным обычаем сватовства было богомолье. Жениха с невестой ставили посреди хаты, после чего следовало обязательное выражение: «Давайтя Богу памолимся». Все присутствующие, стоя лицом к иконам (Святому углу), троекратно крестились. После этого эпизода считалось, что они сосватались.  
Часть сватовства, на которой решались организационные вопросы,  называлась в старину  сговор.
           Каждый этап свадьбы заканчивался застольем и оповещением сельчан  о его успешном окончании. Для этого выходили на улицу  с песнями.
           Двороглядье – осмотр женихова подворья родственниками невесты. Данный этап был подвижен во времени: оно могло быть на следующий день после сватовства, могло быть через неделю или в другое время по договорённости. До момента разрушения старинного уклада на селе этот обычай играл довольно существенную роль в свадебном ритуале. Если подворье жениха не устраивало невестиных родственников, то после его осмотра возможен был отказ от свадьбы. С постепенной сменой уклада на селе (особенно после октябрьского переворота 1917 года) произошли изменения в проведении свадебных этапов. Собственно сватовство слилось с пропоем, и функция двороглядья отпала сама собой. Но всё же после сватовства-пропоя невестин род ходил в дом к жениху: обмерять все необходимые предметы (окна, двери, святой угол,  печной проём, столы).
            Пропой – это один из  важнейших этапов свадебной обрядности, проходивший в доме невесты. Ранмх свединей о характере проведения пропой зафискировать не удалось. Многие информаторы рассказывали о слиянии в советское время сватовства с пропоем: «Сперва прихадила сваха - сваталася, патом прихадили радители с прапоям. Тут прапой и  Богу малились. Атцы вели прапой».
            Период от пропоя до свадьбы в селе Вислая Поляна назывался дявишники - по названию подруг невесты. Это время подготовки невестой приданого, узла для жениха, даров для всех  его родственников. В приданое невесты входили постель и сундук (одежда невесты по ее достатку). С момента просватанья невеста меняла своё поведение, её освобождали от тяжёлой домашней работы, высвобождая время для приготовления приданого. Кроме того, невеста должна была поменять одежду обычную на горючую, платок красный на белый.
            Вечер накануне свадьбы наполнен рядом обычаев, символизирующих прощание невесты с родным домом и подругами. Важные ритуалы этого вечера  -  узал, который несли по селу в дом к жениху подруги невесты, обряд с курицей, как символ невесты,  выкуп узла женихом, убранство дома жениха, последний вечер невесты с подругами, приносившими по калачу, исполнение специальных песен и плачей в доме невесты, изготовление свадебных пирогов.
            Процессия с узлом представляла собой обрядовое шествие по селу от дома невесты к дому жениха с гармонистом, балалаечником. Как правило, дявишники (подруги невесты) и её близкие родственники несли узел в дом к жениху, невеста оставалась дома. Непременным атрибутом этого шествия была курица, которую нёс дядя невесты или другой родственник. Курицу выбирали покрасивее, смирную, наряжали ленточками. Обычай с курицей в Вислой Поляне дожил до конца 80-х годов XX века. Затем подруги  и родственницы невесты  убирали дом жениха. Вечер  завершался  общим застольем. В ночь под свадьбу дявишники приходили к невесте. Каждая из них  приносила калач, выпеченный из ржаного теста. Во время того как  подружки пели песню «Эх, молодец  девку  уговаривал»  - невеста и мать голосили.
            Накануне первого свадебного дня матери жениха и невесты каждая у себя дома пекли пироги. Пирогом местные жители называют праздничный хлеб, круглый и высокий по форме, изготовленный из пшеничной  муки высшего сорта с добавлением небольшого количества дрожжей, сахара, скоромных продуктов (яиц, масла). Такой хлеб пекли исключительно по большим годовым праздникам и на свадьбу. Свадебные пироги изготовлялись в большом количестве для всех гостей. Отдельного специального  пирога для молодых не было. Но для них добавляли больше скоромной пищи: для маладых  замешивали посдобнее: сахарку, маслица сливачнава, сымачку, яичкя. По другой версии пирог для молодых выбирали по товарному виду: маладым – самый любимый пирог - веть иной чутачку падгарить или идей-та перкасицца или маршинистай какой - а самай, самай как нарисованнай, тарговай – эта пад маладых пирох». К приготовлению свадебных пирогов относились весьма серьёзно. Все этапы изготовления пирогов предвосхищались молитвой и крестным знамением. Женщина, пекущая свадебные пироги, крестилась сама и крестила печку, заслонку, замес.
             Утро первого свадебного дня - кульминация  свадьбы. Именно утром звучали прощальные песни, именуемые в народе пячальными. Утро начиналось с обыгрывания рябины. Этот обычай зафиксировала и впервые описала  Зацепина Е.В. (Зацепина Е.В.  «Свадебный обряд  Тербунского района Липецкой области».// в сб: Музыкальное искусство в контексте современной культуры: Совершенствование концепции образования молодых музыкантов (средние специальные учебные заведения). Воронеж, 2008. С.152) . По исследованием К.Л. Иващенко,  этот обычай существовал в сёлах Вислая Поляна, Малина Поляна, Большая Поляна, Яковлево. Рано утром подруги невесты, а также возможно кто-то из родни невесты ходили к рябине, «играли» обрядовую песню, отламывали веточки, а затем клали невесте либо в обувь, либо в карманы с целью защиты от сглаза, порчи и колдунов. «Прежде чем выйти замуж нада ачистицца, вакрух рябины пахадить. Нивеста тоже хадила, фсе сламывали по ветачке и нивести хто в карман, хто в воласы, хто как…  И ана прихадила фся в рябинавых ветачках,  может с ягатками». Далее  подруги  убирали невесту к венцу в венчальный наряд.
              В сёлах Вислая Поляна, Яковлево, Малина Поляна существовал обычай повязывать невесте к венцу специальное полотенце, венчальное. По тем временам венчальное полотенце считалось дорогой вещью и не каждый мог себе это позволить: «ва время венчания невеста, если у неё не была сваево  палатенца, ани брали напракат у зажитачных людей».  Полотенце было белого цвета из покупной прозрачной ткани типа тюли.  
              В этот день  в дом к невесте приходили посторонние люди «на гляделки».  Среди них были и такие, кто мог обыгрывать невесту и другие моменты свадьбы. «Пастароннии – не сваи свадьбинныи, а вот так «гляделки» называли. И вот ани сматрелки  стаять и  ани запевали…». Затем следовал обычай благословения невесты родителями. В старину всё происходило перед святым углом или  в укромном месте. Расстилали шубу мехом наружу, невеста  становилась на колени  на шубу перед родителями, стоявшими спиной к входу.  Мать стояла с иконой Казанской Божией Матери  - главной иконой невесты, распространённой в вислополянской традиции, которая в течение всей жизни служила главным оберегом  молодой. Невеста  просила прощения у родителей, плакала.
              Следующий этап утра первого дня – невесту сажали за стол.  Подруги невесты -  дявишники  тоже садились за стол в ожидании жениха. Невесту,  сидящую за столом, обыгрывали  песней «По морю, по морю».
В доме жениха также совершалось родительское благословление.  Женихова родня отвечала за повозки к венцу, которые убирались особым образом. «Если на лашадях ани ехали, лошади наряжали  накрюшниками, колокольчики вешали, дугу – накрюшникам».
               Выкуп невесты проходил в два этапа:  первый – выкуп постели, второй – выкуп  невесты. «Сначала пастель выкупають, патом нявесту. Адни и теже дефки, хто пашустрея, хто паастрея на язык. Абгаваривалась хто будет выкупать, таргавацца, а не проста там вот зашли и хто-што…». Состоявшийся выкуп был ознаменован тем, что по старинным канонам жениха заводили за стол к невесте, а более современное состояние традиции показывает более активное поведение жениха и невесты: он сам брал невесту за руку и заходил к ней за стол, либо невеста заводила его за стол. Невеста, выходя из-за стола, должна была дёрнуть краешек скатерти,  тем самым способствовать  скорейшему замужеству подруг.
               Выводили молодых по сложившимся предписаниям: мать веником разметала дорогу, отец  шёл с иконой, далее вели невесту, жениха. Была и несколько другая версия выхода невесты из дома, в которой право вывести её предоставлялось крёстным родителям. По старинному сценарию свадьбы молодые на разных повозках ехали сначала в дом к жениху, а потом  к венцу. Первая повозка была жениха, вторая -  невесты.  Если свадьба богатая, то могли ехать и другие родственники на повозках сзади. С невестой к венцу ехала крёстная. Она сидела впереди и держала икону Казанской Божией матери.    
               «Пятку примораживать»  -  так назывался обычай, когда сельчане останавливали свадебный поезд с молодыми на пути в церковь или в более позднее время сельсовет. Этот обычай существовал, по мнению местных жителей, «спаканца веку». Бытовало  выражение: « - Девки, пашли примараживать пятку – едуть маладыя, едуть маладыя!» Цель этого  обычая  - получить с молодых выкуп, создавая препятствия на пути молодых  к венцу/сельсовету с  помощью натянутой верёвки или вожжей.  
               Первый день свадьбы. От венца. По общепринятым нормам  сразу после венца невеста  должна поменять прическу: девичью на бабью. По нашим сведениям ритуал смены девичьей прически на женскую  в описываемых сёлах находится в разрушенном состоянии. По-видимому, обряд смены девичьего головного убора  на бабий  претерпел серьёзные разрушения  в 40-50-е годы XX века.  Все информаторы отмечают разницу  в причёске между девушкой и женщиной (одна и две косы), но когда и как именно происходила смена девичьей причёски на женскую не помнят.
              От венца молодые ехали вместе на одной повозке в дом к жениху. Там их встречали родители жениха «на пороге с хлебам-солью, с иконами и тоже благаславляли маладых на новую жизнь, паздравляли с законным бракам». Мать держала икону, отец – пирог, уложенный на накрюшник. На пирог ставили солонку.  Перед молодыми разметала дорогу сваха-схадатая или крёстная. Женщина, разметавшая дорожку обязательно шла лицом к молодым. Молодых посыпали пшеницей, просом, конфетами, деньгами. Молодых заводили за стол и обыгрывали  песней «Виноград в саду цветёт».
              По старинному сценарию свадьбы молодых сажали на печь, закрывали  ширмой и туда подавали им еду. Молодые не имели права сидеть за общим столом, так как не завершили полный и окончательный переход  в следующую социальную группу, они всё ещё находились в стадии перехода и были подвержены негативным воздействиям.
              Следующий обычай первого дня свадьбы – «покликать матерю». По  старинному укладу первым делом жених с невестой должны были назвать «дедушку» и «бабушку»: «… первым долгам «дедушку и «бабушку» - эта на первам   месте щитали». Затем невеста и жених должны были прилюдно назвать  родителей противоположной стороны  «мамой» и  «папой».
              Блюда на стол подавались по порядку, в соответствии с местными правилами  свадебной церемонии: «па адной чашке:  адну паедять, другую становють». Первое блюдо – холодец, квас, картошка, второе – лапша или щи,  третье – мясо, четвёртое  - зуб,  пятое – блинцы, шестое – каша (пшённая на молоке). Зуб – свиная варёная голова, в вислополянской традиции ни чем не украшенная. «Галава атрубаицца  и вот нижняя часть, вдоль челюсти – ана же мягкая, ана не как сала. Эта места са щёк, где челюсти, называицца  зуп. Эта деликатес». Если на свадьбе не подавали зуб – свадьба считалась не полноценной. Каша выполняла функцию окончания свадебного пира: «каша при паследе».  «Пшеннаю кашу ворють, эта выганялка  - паследняя из стала».  Сразу после подачи каши следовали  «дары». Существовало выражение  -  «на кашу»: «на кашу – дары дорють». Гости в знак благодарности за угощение одаривали молодых.
             Молодых вели ночевать в пуньку – холодную  неотапливаемую  клеть, без окон. Невесте предстояло ещё одно испытание – на девственность, девичью честность. Постель молодым  предварительно грели.
             Второй день свадьбы (на ране).  На ране  молодых будили – горшки били. Архаика этого обычая восходит к далёким временам и в символической форме соответствует состоянию невесты, «разбитой», и окончательно  получившей статус молодой женщины – молодухи. Чаще всего действительно били глиняную посуду. Но в некоторых случаях вместо битья горшков использовали другие предметы с целью разбудить молодых. В старину существовало освидетельствование молодой. «С кровью нясли па сялу, если честная и банку прабитую, если не честная - пазорили». «Пастель паказывали… Да не расхадились, выхат фсегда был. Жаних фсё зделая. Он знает, што ана да свадьбы сагряшила, значит жаних выручая… там штоп крафцо была на прастыне».
             Второй день свадьбы проходил в доме невесты. По сложившимся канонам  родственники невесты приглашали родню жениха к себе на второй день. Предварительно спрятанную невесту приходили искать ряженые родственники невесты в дом  жениха. Найденная невеста была сигналом для отправки всей свадебной процессии в дом к невесте. В зависимости от расстояния и времени года могли ехать, могли идти пешком. Обязательно присутствовал гармонист, балалаечник. В доме невесты проходило обычное традиционное застолье.
Третий день свадьбы. «Похмелье», «ахмелюшки» - так называется третий день свадьбы в с. Вислая Поляна. Это застолье в доме жениха с участием близких родственников с обеих сторон.  
              Абнядельки и заключительные обряды.  Через неделю после свадьбы в доме невесты происходило застолье с участием гостей с обеих сторон окончательно закреплявшее новое положение молодой пары. Теперь молодые назывались мужем и женой и становились полноправными членами сельской общины. Возможно, что в более позднее время и переплетение одной косы на две через неделю после свадьбы было приурочено именно к заключительным  свадебным обрядам.
          В течение года происходили события, закреплявшие  новый статус молодожёнов:  молодую пару приглашали в гости родные в течение года. Кроме того, на масленицу  зятю с дочерью предписывалось посещать дом  родителей невесты. В  Вислой Поляне с четверга готовились к приезду дочери с зятем. «А у читверг усе и прялки выносють и всё вымятають, все сваи лавки пермывають, всё да  чиста… Тада ани ажидають сваих зятьёф к вечеру… Зятья на ночь прияжжають».

Литература:
1.    Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. СПб.: Наука, 1993.
2.    Гура А.В. Брак и свадьба в славянской народной культуре. Семантика и символика. - М.: Индрик, 2012. - 936 с. - (Традиционная Духовная Культура Славян. Современные исследования).
3.    Ефименкова Б. Б. К типологии свадебных ритуалов восточных славян // Музыка русской свадьбы: проблема регионального исследования. Тезисы докладов научно - практической конференции в г. Смоленске, 1987 г. - М., 1987.
4.    Иващенко К.Л. Свадебный обряд с. Вислая Поляна. Готовиться к публикации.
5.    Тербунского района Липецкой области
6.    Прохоров В. А. Липецкая топонимия. – Воронеж, 1981.
7.    Сумцов Н.Ф. Символика славянских обрядов. Издательство: Восточная литература – 1996.
8.    Сысоева Г.Я. Крестьянская свадьба на юге России. - Воронеж, 1998.
9.    Сысоева Г.Я. Локальный стиль воронежско-липецкого пограничья (к вопросу о выделении локальных песенных стилей в областях Черноземья) // Народная культура и проблемы ее изучения. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2005. – 216 с.
10.    Чистов К.В. Семейные обряды и фольклор. Сб. Этнография восточных славян. Очерки традиционной культуры. - М.: Наука, 1987.
Аудиозаписи