НАСЛЕДИЕ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ Количество записей в базе: 51 шт.

Похороны русалки в с. Новое Дубовое Хлевенского района

Район

Хлевенский район

Нас. пункт

Ответственная организация

ОБУК ОЦКНТ

Ответственное лицо

Жучкова М. А.

Техники исполнения ОНН

Празднично-обрядовая культура

Тип действия

Сохранение

Краткое описание ОНКН          

     Одним из самых значимых и ярких событий троицко-купальского периода в контексте народного календаря является весенне-летний (по типу переходных) обряд «Проводы/похороны русалки», во время которого происходило символическое изгнание этих мифологических существ, согласно древним поверьям, свободно разгуливавших по земле всю троицкую неделю. Летам, летам, жниваю. Када жнива начинаится, мы идем па ржи харанить. Уже колас хароший, как нада паспел (ФЭ ОЦКНТ, 2019, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.).
        В народе этот период часто называли «русальной», или «русальской» неделей. По сведениям академика Б. А. Рыбакова, «русалки в Древней Руси были кульминационной точкой народных языческих праздников. Все виды искусства проявлялись в них полной мерой: музыка, пение, танцы, военные игры, театрализованные действия, проводившиеся иногда в масках» (17, с. 96). Некоторые особенности древнего празднества сохранились и по сей день.
       Центральным действием обряда «Проводы/похороны русалки» было шествие с ряженым (группой ряженых) или с чучелом. Шествие являлось непременным элементом почти всех локальных вариантов. Ритуальное изгнание русалок зачастую происходило вечером, выпроваживали их традиционно за околицу, в ржаное поле, за лес, к реке – в места, которые осмыслялись в народе как пограничные между миром живых и мертвых.
          Примерно до 70-х годов ХХ века данный обряд бытовал в с. Новое Дубовое Хлевенского района Липецкой области, основанном в 1661 году группой солдат, поселившихся «под дубовым леском», отсюда и название. А «Новое» потому, что поблизости располагалось село Старое Дубовое. Проживали в Новом Дубовом однодворцы (19). 
      Впервые сведения об обряде зафиксированы в 2013 г. в ходе фольклорной экспедиции В.А. Юрьева (15). Этнографическое описание обряда приводится в книге К.Л. Иващенко «Календарные обряды Верхнего Дона. Липецкая область» (гл. «Описание обряда «Похороны/проводы/вождение русалки» (10, с.95-107) и в статье О.Л. Стуровой «Обряд похорон русалки на территории воронежско-липецкого пограничья» (21, с. 107 – 120).
         Праздник Святой Троицы в селе Новое Дубовое отмечали три дня. Первай Семик назывался, второй Троица, а третий Скорбящая вот была» (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). «Пад Симик вымывали палы дома, и хадили, сабирали мы траву душистую и ветачки ламали. Принасили, траву пастилали там на палу, на лавки, а ветками наряжали окна там, двери, где можна ваткнуть (14, М.Ф. Сарафанова, 1952 г.р.). У меня был дамок деривянный, и фсе дивчонки схадились: "А завтра пайдем русалку харанить". Усе сбираимся, мош, чилавек девять, ребята с нами. Мама моя усе знала, ана мне гаварила, када русалку харанить. Мама мая дефчонак, нас, сбиреть, у нас улицы тада были, и: «Девки, завтра будите вы русалку харанить». Вот старые люди нам камандавали. Научали нас, чё делать (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р., 14, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). По сведениям носителей, русалку хоронят на Семик, да абеда. Атнясуть падальше, в рожь, и кидали» (14, Т.И. Лисова, 1933 г.р.), «в васкресенье, а в понедельник уже пахмилялись хадили там. Из мяты варили вино сибе, ну, чай, ну как же, за уражай (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). 
        Исследователь Соколова В.К., проанализировав «русальный» обряд у всех восточнославянских групп, считает, что «по народным представлениям русалки должны были способствовать лучшему урожаю, это видно из того, что провожали ее в ржаное поле, да и саму русалку делали из соломы или ржаного снопа» (20, с. 220). Ток у рожь нада была харанить русалачкю, более нигде мы ни хадили» (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). «Ну как, ана как памерла. Харанили-та, закопвали, ну ни закопвали, у рожь несем, так паставим тама (5, Т.И. Лисова, 1933 г.р.).
        В роли русалки во время обряда выступала тряпичная кукла. Не, не, мы из тряпак делали куклы». «Сверним (г)ие, пакладем (г)ие у яшик, у гроп вроде, панесем (г)ие, вот тут за гародам рошь была, ну, пашли харанить в рошь (г)ие (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). Старожилы с. Новое Дубовое вспоминают, что в обряде участвовали несколько групп людей из разных частей села. Ну, хадили, многа хадили. А там с села тоже идуть харанить, ани там свае нясуть, мы свае (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). «Похороны» русалки в с. Новое Дубовое отражают общие черты, характерные для проводных обрядов, а также демонстрируют схожесть с аналогичными обрядами других регионов (Орловская, Рязанская обл.). Схожесть обрядовых элементов прослеживается, например, в соседней Воронежской области, где русалка персонифицируется либо в виде специально изготовленной куклы – с антропоморфными или зооморфными признаками, либо как ряженая участница обряда. (22, с. 28 – 30; 17.).
         Модель обряда.
       Обрядовые действия с русалкой практически полностью воспроизводят похоронный обряд человека. Накануне шествия изготавливали «носилки». Мы (носилки) ши их на начь паделаим. Сами, вот тут палачки, а тут дасточка. Гробик сделаим из яшика и этат гробик нисем. Доски (носилки) прибивали. А мы баялися па рже этитить, баялись мы. Насить русалку харанить мы баимся, мы были нибальшия (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). В воскресенье Троица. Мы идем на этат празник и после идем харанить. Навертим этих кукал, пакладем у гроп их. Идем часов у десять (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). Часов в 12, как пакойника тагда вынасили, но с песнями, частушки, не галасили, в аснаном частушки пели (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Шли, причитывали, галасили. Русалка называлася (14, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). Пограничное состояние этого периода (обряда) подтверждают слова информаторов. Эта пращания с весной (14, М.Ф. Сарафанова, 1952 г.р.).
         Информаторы Н.И. Золотых и М.И. Алехина вспоминают, что куклу делали в ржаном поле. Мы аттуда ее принасили, с поля, тут (дома) жгли ее, кто тибе в поли разрешит жечь ее (15, М.И. Алехина, 1955 г.р.). В поли делали, я помню, что с поля несли ее, ана тяжеленная, никаму ниахота несть ее (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Затем русалку необходимо было сжечь. Все савсем (сжигали вместе с лентами), ана уже полусухая была посли Троицы, пака папляшишь с ней день целай, а гарела ана харашо, с тряпкам-та. И мы вакруг кастра бегали (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р., М.И. Алехина, 1955 г.р.).
         Музыкальное сопровождение обряда соответствовало ситуации: «плакали», «галасили», «причитывали». Харанить русалку, какуй-то песню (14, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). Прям запиваим: ты, мая желанная русалачка, несем тибе харанить, схороним, ты гляди, не бижайси на нас». Причитываим, а нам жалка их, сабе плачим (5, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). Вариант причитания: Мая желанная русалачкя, как же я теперь тебе буду забывать? Я тибе старалася, я тибе делала. И вот я теперь тебе атнясла. Как я буду тибе забувать (5, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). Усе причитываим, каждый па сваей (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.).
         После обряда «похорон» в селе устраивали общую трапезу, «паминали русалку». Варили кашу пшенную малочную. Патом кашу выкладывали на сковараду. Яйцами сверху мазали и запекали, палучалси, как пирог. И вот этат пирога резали, ели, назывался «каравай». Этим караваем паминали русалку (14, Т.И. Лисова, 1933 г.р.). А потом, после этава, шли к каму-та в дом, стол накрывали, садились кушали, мы вот адни дивчонки были. Чета нарядная на себя надивали, мож, какие платья там новые, платки, наряжались (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). Яишницу абязательна, а еше каравай. Кашу малошную крутую сварят, абмажут ее маслам, яйцами, и в духовку. Именно на Троицу этот каравай из каши ели мы (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.).
          Технология изготовления куклы-«русалки».
      По словам информаторов из с. Новое Дубовое, в разные периоды времени кукла-«русалка» как самый главный атрибут для проведения обряда изготавливалась из разных материалов. В середине 1940-х – нач. 1950-х гг. «хоронили», как уже упоминалось ранее, тряпичную куклу. Мама учила мине, анна, мама, мне делала. Сделая из тряпачки, ручки, галава, шапачку наденя. Мама вот так сверня мне тряпку толстаю, а потом ана мне шила платью с руками, висят руки (рукава). Голову делали круглаю, мама пришьет ее тулавище, к тряпкам пришьет (г)ие. Нос делали из карандаша. Тада были красные карандаши у нас и зеленые. И гласки делаим, и брови падвидем, и фсе (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.).
        Носители, рожденные в 1950-х г.р. рассказывали, что куклу делали уже из ржаной соломы, или, как вариант, из травы. По мнению старожилов, это уражай, ну как, симвал уражая бальшова (кукла), радасти, уборка (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Из травы, лопухов делали куклу, пакрывали, делали типа какого-то платья, падпаясывали, руки пристраивали и тада несли эту куклу в поле, в рожь, и вот так в рожь ее кидали (14, М.Ф. Сарафанова, 1952 г.р.).
         В разговоре с носителями мы уже упоминали о том, что кукла-«русалка» изготавливалась иногда прямо в поле. А там рожь-та росла, после Троицы, еще ни касил никто (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Раньше рошь была, мы захадили, нас ни видна была. Эт щас ана растет во, и салома длинная была, из нее куклу-та делать (15, М.И. Алехина, 1955 г.р.). Куклы размером делали «всякие». Какие паменьше. Ани паменьше кукалку делали, а мы бальшие, мы бальшую куклу делали, васильки сабирали, на куклу ляпили (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Целай сноп пачти бальшой, мы ее ромашками украшали, всякими лентами украшали и сюда ее притаскивали (15, М.И. Алехина, 1955 г.р.). И несли мы ее двое или трое, патаму шта ана тяжелая была, галава боль маей, а васильками украсишь и лентами (15, Н.И. Золотых, 1952 г.р.). Вот такая зеленая ана была (из зеленых стеблей ржи) (15, М.И. Алехина, 1955 г.р.).
         Таким образом, пучок соломы (или скошенной травы) сгибали посередине и скручивали по часовой стрелке, «набирали сноп» и связывали. Отделяли «голову», связывали лентой, затем этой же лентой связывали «туловище» и делали «ноги». Васильки заменяли кукле «глаза». Васильки вставляли, губы – василек стоял, и нос был у нас (15, М.И. Алехина, 1955 г.р.). Голову покрывали полотенцем или тюлем.  Примечательно, что на конкретный вопрос, с какой целью проводился обряд «Проводы/ похороны русалки», носители традиции в с. Новое Дубовое отвечают: Да просто, как игралися. Мама мая тады казала: «Мы были маленькие, тоже харанили русалки. Ну и мы начали. А потом падрастали, тоже хадили харанить русалку (5, М.Д. Золотарева, 1940 г.р.). 
       Возникнув с большой степенью вероятности в глубокой древности, данная традиция, как и вся календарная обрядность, отражала в свое время мировоззрение этноса, но постепенно изменялась с развитием общества. Как и другие праздники, она впитала в себя отдельные обрядовые действия, утратившие в настоящее время прежнее религиозно-магическое значение. Но дошла до наших дней, т.к. в традиционном укладе жизни русских крестьян важное место всегда занимало сельское хозяйство, которое и способствовало сохранению календарной обрядности.



Литература:


1. Агапкина Т.А. Русальная неделя//Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5 т./под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. – М.: Межд. отношения, 2009. – Т. 4: П (Переправа через воду) – С (Сито). – С. 501 – 503.
2. Агапкина Т.А. Семик//Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5 т./под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. – М. : Межд. отношения, 2009. – Т. 4: П (Переправа через воду) – С (Сито). – С. 612 – 613.
3. Агапкина Т.А. Троица//Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5 т./под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. – М.: Межд. отношения, 2012. – Т. 5: С (Сказка) – Я (Ящерица). – С. 320 – 325.
4. Агапкина Т.А. Мифопоэтические основы славянского народного календаря. Весенне-летний цикл. – М.: Индрик, 2002. – 816 с. (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). (http://inslav.ru/images/stories/pdf/2002_Agapkina_%20Mifopoeticheskie_osnovy_slav'anskogo_narodnogo_...)
5. Архив отдела традиционной народной культуры. Фольклорно-этнографическая экспедиция в с. Новое Дубовое, 2019 г.
6. Виноградова Л. Н. Русалии на Балканах и у восточных славян: Есть ли элементы сходства?//Балканские чтения – 2: Симпозиум по структуре текста. – М., 1992. – С. 59 – 64. (https://inslav.ru/images/stories/pdf/1992_balkanskie_chtenija-2-tezisy.pdf)
7. Виноградова Л. Н. Русалка//Славянские древности: Этнолингвистический словарь: в 5 т./под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. – М : Межд. отношения, 2009. – Т. 4: П (Переправа через воду) – С (Сито). – С. 495–501. (https://inslav.ru/images/stories/pdf/2000_Vinogradova_Narodnaja_demonologija_i_mifo_ritual%27naja_tr... )
8. Ефименкова Б.Б. О музыкальном складе причитаний восточных районов Вологодского края//Труды ГМПИ им. Гнесиных М., 1972. Вопросы музыковедения. Вып. 1. С. 66 – 109.
9. Златковская Т. Д. Rosalia – русалии? (О происхождении восточнославянских русалий)//VIII Международный съезд славистов: История, культура, этнография и фольклор славянских народов. – М., 1978. – С. 210 – 226.
10. Иващенко К.Л. Календарные обряды Верхнего Дона. Липецкая область [Текст]/К. Л. Иващенко; ред.: А.Ю. Клоков, А.А. Найденов. – Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2018. – 260 с: фот. цв.
11. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1901 – 1913 гг. – М.: Индрик, 1994 (ст. 230 – 298)
12. Избранные труды. Статьи по духовной культуре 1917 – 1934 гг. – М.: Индрик, 1999 (ст. 141 – 294) (https://yagaya-baba.ru/2018/02/02/10387.html#%D0%93%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0%20%D0%BF%D1%8F%D1%82%D0%...)
13. Максимов С. В. Семик и Русальная//Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. – С. 460 – 461. (https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D1%87%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%8F,_%D0%BD%D0%B5%D0%B2%...)
14. Материалы фольклорно-этнографической экспедиции в с. Новое Дубовое Хлевенского района Липецкой области в 2013 г. в составе В. Юрьева. Личный архив В.А. Юрьева.
15. Материалы фольклорно-этнографической экспедиции в с. Новое Дубовое Хлевенского района Липецкой области в 2014 г. в составе В. Юрьева, О. Стуровой. Личный архив В.А. Юрьева.
16. Пашина О.А. Календарно-песенный цикл у восточных славян. – М.: ГИИ, 1998. – 292 с.
17. «Похороны русалки в с. Большая Верейка рамонского района Воронежской области» http://www.vrnfolk.ru/cultural/pohorony-rusalki-v-sele-bolshaja-verejka-ramonskogo-rajona-voronezhsk... Дата обращения 30.10.2019 г.)
18. Рыбаков Б.А. Русалки и бог Симаргл-Переплут. – Советская археология, 1967, № 2.
19. Сайт Всероссийское генеалогическое древо https://forum.vgd.ru/post/2852/46410/p2614281.htm#pp2614281 Дата обращения 30.10.2019 г.
20. Соколова В.К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. – М., 1979. – с. 220.
21. Стурова О.Л. Обряд похорон русалки на территории воронежско-липецкого пограничья – Народная культура и проблемы ее изучения [Текст]: сборник статей. Материалы Х научной региональной конференции/Воронежский государственный университет. – Воронеж: Издательско-полиграфический центр «Научная книга», 2018. – 349 с. (Афанасьевский сборник: материалы и исследования. Вып. XV).
22. Сысоева Г.Я. «Вождение русалки» в селе Оськино Воронежской области (по записям конца ХХ века)//Живая старина. 2009. – № 4.
23. Терещенко А.В. Быт русского народа. – М., Русская книга. – 1999 г. https://www.booksite.ru/fulltext/4by/tru/ssk/ogo/index.ht

Жительница с. Новое Дубовое Н.И. Золотых (1952 г.р.) с куклой-русалкой. Фото В.А. Юрьева, 2014 г.
Реконструкция куклы-русалки с. Новое Дубовое. Фото В.А. Юрьева, 2014 г.
Реконструкция куклы-русалки с. Новое Дубовое. Фото В.А. Юрьева, 2014 г.
Видеозаписи